Сайт создан на конструкторе www.by.   Создайте и Вы себе сайт бесплатно!

 ​   


 

Книги

Литературно-художественное издание.

Остросюжетная современная проза.

Лирическая повесть. 180 страниц. Формат 60*84/16

Бумага офсетная. Печать офсетная.

Обложка толстая, матовая.  

Возрастные ограничения: 18+

В печатном варианте приобрести можно у автора.

Электронная книга: https://www.litres.ru/nadezhda-vladimirovna-zapolskaya/lubovnica/#recenses

Главная героиня, Анна, не может справиться со своими чувствами к женатому мужчине Дмитрию и принимает на себя вину разлучницы. В своем поступке она ищет причины зародившейся и в то же время губящей любви, задавая множество вопросов. Дмитрий же, воспользовавшись чувствами молодой наивной девушки, оставляет ее, как только понимает, что влюбляется и оправдывает себя сложными обстоятельствами супружеской жизни. Героиня сталкивается с трудностями, беда и разочарование не оставляет ей шансов быть сильной и преодолеть все. И только мужественный Виктор берет на себя право спасти ее. Но, несмотря ни на что героиня сохраняет в себе чувства любви и прощает Дмитрия. Виктор же простить ее не может. 

отрывки из книги

Словно рождалась и умирала в смятении своем никем не осужденная, но виноватая. На пьедестале совести и на краю роковой судьбы держалась, но искра, та самая искра любви, разгоралась и сжигала все дотла

 

...Они ехали по снежной дороге, машин почти не было. Тихая музыка наигрывала приятные чувства, которые скрыть было уже невозможно. Они оба знали, что хотели этого мгновения и вот, этот момент наступил. Когда они одни, и никто никуда не бежит, все разговоры и проблемы  ушли  в прошлое, и осталось только одно желание, которое  исполнилось, наконец.

  Все также осторожно Дмитрий разговаривал с Анной, чтобы ненароком не обидеть и не обжечь словом. Он был спокоен и не лукавил, его глаза  искреннее смотрели на нее. Он продолжал быть вежливым и обходительным.

   - Я думал, ты уже спишь.

    Анна молчала.

   -  Не верил, что ты согласишься. Просто хотелось тебе написать, и не знал что.

   Она не отвечала.

   - Тебе скучно?

   - Нет.

   - Ты устала?

   - Нет,  я просто задумалась.

 Дмитрий не рискнул спрашивать, о чем и тоже замолчал.

 Анна почувствовала неловкость и спросила:

 -  Твоя командировка закончилась?

 -  Да. Сутки ехал.

 -  Тебе, наверное, нравится твоя работа. Путешествуешь?

  - Ну, как сказать, нравится иногда.

  Анна улыбнулась.

  - А я никогда никуда не ездила, только на море.

  - Ни за что не поверю, правда?

 Контакт был налажен, смелые вопросы и искренние ответы убивали неловкость  и недосказанность.  

 Они свернули с дороги, и, немного проехав вперед, остановились.

 Тихая ночь и ни души.

 Белые горизонты снежной долины, ночное небо, звезды, все так успокаивало душу. Влюбленные  разговорились, шутили, смеялись.

 Дмитрий достал бутылочку шампанского, шоколад и фужеры:

 - Видишь, даже фужеры купил по дороге к тебе.

  Анна была счастлива, она, вдруг, разглядела в своем собеседнике образ того мужчины, который создавала в своем сознании долгое время. Он нравился ей,  нравился этот романтичный вечер, и морозный воздух, и белая пелена снега вдали. Она будто бы впервые полюбила зиму, ее светлые нежные краски и звезды, мерцающие на чистом небосклоне.

  -  За встречу мы выпили, за мой приезд из командировки тоже, за  удачу тоже… Давай, выпьем за тебя, - более серьезным тоном сказал Дмитрий. – Ты прекрасна.

  Шампанское лилось рекой, они смотрели друг на друга влюбленными глазами, Анна, немного повеселевшая, чувствовала, как сердце ее трепещет. Взгляд Дмитрия будто проникал в ее душу и читал ее мысли.

  Она  молчала, но глаз не опустила. Смотрела на него смело, надеясь увидеть ответы  в его глазах.

  Дмитрий приподнял бокал, сделал жест, который означал « на брудершафт»,  Анна поддержала его.

  Они  выпили шампанское до дна  и поцеловались. Повинуясь своим чувствам,  наслаждались  долгим, ответным поцелуем.

  После двух бутылок двенадцатиградусного алкоголя, Анна таяла от наслаждения в руках долгожданного возлюбленного, и от себя ей некуда было скрыться. Она не думала ни о чем, неутолимое желание быть в его объятьях еще больше и дольше, затмило весь разум.  Она ждала этого мгновения в глубине своей души, она хотела этой близости. Она чувствовала, что любима, что желанна; искушая непорочную, романтический вечер уводил ее в мир сказочной любви.   

  «Так бывает, люби», - подсказывало сердце, и она с ним не спорила.

  Повинуясь ему, она обо всем забыла, и не хотела ничего вспоминать.

  Он ее любовь. Он с ней, она нужна ему. Он любит ее, и она рядом с ним.  Она хотела этого – быть любимой и любить самой.

   Шампанское сыграло свою роль, Анна была пьяна, пьяна любовью.  Любовью  сказочной, ненастоящей,  неправильной,  но такой сильной и необходимой, как воздух, как вода. 

   Дмитрий держал  ее в объятьях бережно. И, будто только сейчас он смог почувствовать ее душу, она ему открылась, она ему уже отдавалась. Обнимая за талию, он прижимал ее к себе. Он слышал ее дыхание, оно сливалось с музыкой. Он испытывал неудержимое чувство владеть ею, проникнуть в ее сердце, чувствовать его биение, и  согласие на повиновение. Он целовал ее шею, плечи, она тонула в глубине его чувств и растворялась в них.

  Анна распустила волосы, они рассыпались по плечам. Дмитрий нежно, чуть дотрагиваясь до них, вкушал запах сирени, и чувствовал весну, в себе, в своем сердце. В нем расцвели сады, проснулось что-то долго спящее, и это чувство было прекрасно.

  Он сдерживал свое жадное желание, держал ее в своих объятьях осторожно, нежно. Гладил ее спину, и чувствовал нежную молодую кожу. Он восхищался ею, он был ей благодарен за открытость и любовь, такую долгожданную и когда-то недоступную. Они целовались и любили, и неба было мало от этой любви.

  Дмитрий чувствовал согласие любимой, и не задавал вопросов, говорила лишь любовь.

  Он откинул сиденье назад, Анна ничуть не перечила, она не отрывалась от него  ни на секунду.  Ненасытная жажда близости убивала всю ее порядочность, она была доступной и раскрепощенной. Остановиться уже было нельзя, искушение играло против всех правил. Любовь, для них неправильной не казалась, разгораясь ярким пламенем, она обжигала душу,больная, но приятная, такая  необходимая...

 

...Тучи сгущались.  Анна, униженная, оскорбленная, осталась одна. И мир рушился, все мечты потеряли смысл. Вмиг умерло все.

 Почему? Неужели любовь – это наказание?

 Она уже и сама начала думать, что Дмитрий  прав отчасти:

-  Распущенная, знала, куда нос совала. Должна была сама расставить все точки, и если такая порядочная, отправить его к жене, отказать, сделать, что угодно, но не разрушать чужой брак, который годами строился. Поддалась. Куда глядела? Что себе думала?

  И она уже ненавидела себя за свой омерзительный поступок, винила себя во всем, что произошло.

  - Нет мне прощения. Да, это я, я, никто больше. На чужом несчастье свое счастье не построишь…

  Она пала на колени, и рыдала.

  Что стало с ней? Что стало с этой искренней доброй девушкой? Всегда уверенной в себе, сильной?  Испачканные чувства, избитая душа, разбитое сердце на мелкие осколки сломали ее.  Их было уже не собрать. Чувства омертвели, камнями на душе стали, и этот  груз не давал подняться ей, не было сил.

  Ножом по сердцу резали мысли о том, что она его тащила к себе своим согласием, виноватая, вспоминала каждое слово его. Снова и снова, дословно, повторяла его слова в своих мыслях:

 - Ты тащила меня. Ты меня соблазнила. А я что? Я мужчина… Ну, захотел, ну поимел…  Само совершенство, да ты еще хуже других. Лицемерка. Продажная. Знала же, что я женат.  Я сразу сказал тебе. Правильная такая… Продажная. Продажная…

  Эти мысли не оставляли ее, еще больше вбивались ей в голову. Голова болела, душа ныла, слезы душили.

  Она пыталась быть сильнее, но не получалось. Оправдаться не могла, его слова теснили любое оправдание в ее голове.

  Рыдала, так и не вставая с пола, в той же темноте. От болезненных мыслей можно было сойти с ума, но она не была безумна. Она была разбита. Вся. Все тело болело, все органы внутри ее сжимались. Многие люди не выдерживают такой боли, ни физической, ни душевной. Она невыносима.

  Душа ее сгорела, остался только пепел, развеять который было невозможно. Забыть все, что произошло, тоже. Конечно, она раскаивалась, но простить  себя не могла.

 Всю жизнь училась правильно жить, старалась, помогала другим и чувствовала прилив сил; знала, что она умница, молодец.

  Сейчас она сама себя  убивала, не могла противостоять ни  одному слову, которое говорил когда-то любимый человек.

  Нет, Дмитрия она ни в чем не винила, только себя.

  Про него она думала, что он по-другому не смог; переживал, нервничал, поэтому и был чрезмерно агрессивен. Но эта агрессия была вызвана ее действиями  и виновата только она. 

  Стать уверенной после такого низкого поступка она была не в силах. Сил жить уже не стало; думать, предполагать.

  Совершая ошибки, человек успокаивает  себя тем,  что может еще как-то исправить их, но это был не случай Анны.  Она не могла уже ничего исправить. Могла только раскаиваться. И она раскаивалась. Раскаивалась так, что не могла себя простить за это.

  Сломанная жизнь, убитые надежды; страдалица смирилась с этим.

- Это мое наказание, - говорила  она.
- Моя любовь – это наказание. Моя глупость и моя доверчивость – наказание. Я не смогла достойно вынести это испытание. Я упала в глазах людей. Я лицемерка. - Да, не хотела с правдой жить. Продажная? – Да, все продала, все предала ради любви к человеку, которого не имела права любить. Знала же, что нельзя. Знала
...

 

...Две недели в больнице сводили девушку с ума. Она тысячи раз передумывала свою жизнь и терялась в мыслях. Той уверенной и игривой девчонки в солнечном платье как будто не стало. Темные круги под глазами, слезы, истерики. Молчать становилось для нее мукой.  Ей безумно хотелось увидеть маму и она, наконец,  решилась написать на бумаге, оставленной предусмотрительным Виктором, первую просьбу.

 Когда Виктор прочел о ее желании, начал объяснять, что он должен знать, где ее мама живет и снова напомнил о том, что ей следует рассказать обо всем следователю, ведь виновники должны быть наказаны.

  Но Анна сопротивлялась и несколько раз написала: «Нет! Нет! Нет! Нет!».

  - Аня, ну, что ты так себя ведешь? – спросил огорченный Виктор.

  Девушка снова взяла ручку и написала большими буквами: «ПРИВЕДИ МАМУ». Потом швырнула блокнот в него и отвернулась.

  Мужчина разозлился и ушел.

 Он жалел ее, всегда молчал, старался быть сдержанным, но на самом деле это не было свойственно его характеру. Виктор не из тех, кому можно сказать грубость или плеснуть в лицо стакан воды. Он знает себе цену и умеет постоять за себя. Он сильный, смелый и решительный и в то же время умеющий любить и принимать боль других, как свою. Подумав немного в коридоре, он вернулся:

  - Я найду твою маму. Напиши адрес.

Анна послушно сделала то, что от нее просят, и протянула Виктору записку.

  - Но ты должна обещать мне, что не станешь так больше себя вести. Ты стала невыносима. Ты хочешь, чтобы твоя мама видела тебя такой?

  - Н-ет, - попыталась сказать девушка.

  - Вот, умница, - обрадовался Виктор. – Просто не злись и все будет хорошо.

  Анна виновато махала головой, и по ее взгляду можно было понять, что она сожалеет и от чистого сердца благодарит  человека, который вызвался ей помочь.

   До Стародорожья нужно было ехать около двух часов. Виктор посмотрел на часы и решил не откладывать. Сел в машину и поехал в деревню.

   Он думал о происходящем в его жизни и решил, что эта беспомощная девушка принесла огромный смысл в дни его одинокого существования. Ему хотелось помочь, любить, делать много хорошего, дать ей то, чего она  никогда не видела и не чувствовала. Деньги, счастье, радость, маму – все, что она только пожелает.

   И как же он огорчился, когда увидел забитые ставни.

   Деревня была совсем заброшена, оказалось, что рядом стоящий дом тоже заколочен, следующий за ним зарос жутким бурьяном, и даже спросить было не у кого, где сейчас живет Дарья Никитична. 

  Виктор решил зайти в дом. Входная дверь была забита досками, как и окна.

  Приложив небольшое усилие, мужчина снял несколько досок,  вошел в сени и сразу заметил, что нет двери в жилые комнаты. Было видно, как кто-то старательно снял ее вместе с петлями и наличниками.

   Пол под ногами скрипел, на потолке слишком низко висели провода от электричества,  по которым не трудно было догадаться, что снимали не только двери, но и люстру. 

  Свет в большую комнату пробивался  сквозь щели прибитых на окнах досок.   Виктор  обратил внимание на большую русскую печку. Она напомнила ему бездельника Емелю из детской книжки  «По щучьему велению», которую он еще маленьким любил рассматривать в детстве.

   На удивление в доме оказалось чисто. Паутины и пыли практически не было, из чего мужчина сделал вывод, что несколько дней назад мама Анны наверняка была здесь и скорее всего сама поехала к дочери в Минск.

  Виктор вышел на улицу и рядом со своей машиной увидел горбатого старика.

  - Померла Никитична, - кричал он. – Померла, Даша моя. Один я теперь в деревне остался. 

  - Здравствуй, дед, - поздоровался Виктор.

  - Здорова, коль не шутишь. Кто будешь?

  - Аня меня прислала. В больнице она.

  - Ой, - зарыдал дед, - не успела, Аннушка, повидать свою мать-то. Схоронили мы ее. Ой, беда-то, беда...

 

"Мои высказывания смелы, но правдивы... Эта книга - серый ангел черта во плоти" (Н. В. Запольская)

Новое произведение в режиме online БЕСПЛАТНО в блоге https://knigapishetavtorskayaprozablogspot.blogspot.com/2018_07_13_archive.html

Роман большой любви художника Артема и жены известного доктора экономических наук Наталии Демидовой в каждой строчке оставляет лишь следы запретной и необходимой любви, от которой герои бегут не зная куда и тем самым еще больше совершают ошибок.  Сюжет наполнен драматизмом и искренностью чувств. Кульминация для всех читателей окажется неожиданной, но пронзительной до глубины души. Идея: пролить свет на существование настоящей, честной, открытой и ответственной любви.

несколько строк из романа

...Наталия смотрела на картину и ловила себя на мысли, что и  она бывает  одинока. 
 - Вам грустно?
 - Немного. Значит эта картина о грусти?
 - Можно и так сказать... Но и о надежде тоже.
 - На любовь? - угадала Наталия.
 - Да, - заглянул в ее игривые глаза чувственный художник.
 Она смутилась и спрятала взгляд, хотела изменить тему разговора, но это ей не совсем удалось.
 - Мне интересно:  разве художник  может написать о любви, если он одинок? 
  - Он может быть влюблен в природу.
   Наталия словно проникла в его сердце и поняла все его чувства. Она так четко говорила то, что  он хотел  слышать и готов был продолжать бесконечно душевный разговор, но приходили посетители и парень должен был отлучиться.
  Разговаривая с ними, Артем украдкой смотрел на Наталию и, как только, появлялась свободная минутка,  возвращался к ней. 
  Он часто смотрел на часы и не хотел, чтобы она уходила. Словно подарок судьбы и героиня вдохновения, эта девушка нужна была ему, как солнце, согревающее душу, как мечта, которая так близко. 
Многие надолго не задерживались и уходили, но Наталия не торопилась и с нетерпением ждала фуршета.  Артем так и не узнал  в ней  знакомую  и представить себе не мог, что она жена Демидова.
 Алексей подошел к супруге и обнял.
- Ты прекрасна, как всегда, - сказал муж.
- Ну, что, развеялась немного? Тебе здесь нравится?
- Да. Очень. Посмотри, какая прекрасная картина. Артем так тонко чувствует природу.
 Как только парень снова услышал свое имя из уст очаровательной Наталии, почувствовал ее настолько близко, что, казалось, в глубины его души прокрались лучи могущественного озарения. Его  стала преследовать навязчивая идея: рисовать, немедленно, сейчас же…
  Он принес мольберт, поставил его у окна, чтобы не мешать посетителям; разместил на нем  полотно, взял в руки краски и кисти и принялся за дело.
 Окружающие удивленно смотрели на него и восхищались.
- Он рисует? – спросила женщина пожилого возраста.
- Да. Он рисует. Смотрите. Как интересно.
 Люди окружили художника и с интересом наблюдали за творческим процессом.
 Наталия теребила мужа за рукав, в то время, когда он разговаривал с отцом Артема и звала присоединиться к смотрящим:
 - Леша, пойдем, посмотрим. Это безумно интересно.
 - Ната, иди, я позже посмотрю.
Уговаривать супруга было бесполезно, и она пошла одна.
  Артем ловко справлялся с кистью, рисовал легко и быстро, смело играя красками, будто знал, что представит зрителям.  На первый взгляд картина казалась слишком темной и неразборчивой, но спустя некоторое время можно было заметить, как появлялись фигуры.
 - Что он рисует? Это женщина? - слышалось в толпе.
 - Нет. Мне кажется, он рисует себя, - высказала свое мнение  юная девушка.
  Наталия подошла ближе и сразу поняла сюжет картины.  Мужчина и женщина в тени весенней ночи, на фоне насыщенной майской природы обнимали друг друга. 
Художник взял белый карандаш, чтобы разбавить краски и легкими движениями зарисовал нужные места, создающегося шедевра. Картина была размыта, но благодаря добавлению светлого тона, сюжет представлялся более точным и несколько сказочным; таинственным и возвышенным.
 Эта картина не была похожа на презентуемые; совсем другие цвета, стиль, чувства.
 - Как красиво, - послышался отзыв из толпы.
 - Как изысканно, - кто-то выразил очередное мнение.
Но вдохновленный художник не обращал внимания на слова зрителей, его захватила непонятная могучая власть, и он ничего не мог с собой поделать. Он продолжал рисовать, корректировал в картине выражение глаз влюбленных, добавлял  изящества и чувственности.
  Наталия поняла, что он рисует ее, их обоих. Ей стала неловко.
 - Что скажет муж? Может начаться скандал. Лучше уйти, пока никто не догадался, что виновница происходящего и в то же время муза художника это она, - думала Наталия.
 Как быть? Что делать? Сердце стучало быстро и раздраженно. Какой стыд?
 Зная своего ревнивого мужа, она любыми способами готова была прекратить это безумие. В голову пришла мысль притвориться уставшей
...
 
  ...Тонкой худой рукой адвокат указал на стулья и предложил присесть.
  Девушка решила взять один из стульев и сесть к нему поближе.
  - С чем пожаловали? 
  - Николай… - начала Наталия.
  - Петрович, -  перебил ее парень.
  - Николай Петрович,  у меня не совсем простое дело. Я надеюсь, вы меня проконсультируете вот в этом вопросе, - сказала девушка  и положила газету на стол.
   - Та-а-а-а-к, - заинтересовался Николай, – очень даже интересно. Не волнуйтесь вы пришли куда нужно. Хотите заявить?
   - А вы знаете на кого? – засомневалась  Наталия.
   Что-то подсказывало ей, что она зря пришла в эту контору, но не осмелилась показаться не воспитанной и продолжила разговор. – Я же еще ничего не сказала.
  - Ну, здесь одно из двух, милая дама, - уверенности  молодому парню было не занимать, - или на художника, или на редакцию.
  - А вы проницательны.
  - Я же сказал, вы пришли куда нужно.
  - Ну что ж, давайте обсудим… Мне совершенно не важно, Николай Петрович, поверите вы мне или нет. Я пришла сюда с другой целью. Мой супруг, как вы поняли, не последний человек в городе, и любая огласка вот такого рода клеветы, наносит ущерб его карьере. Счет на минуты. Я должна добиться опровержения сегодня и забыть все, что произошло со мной за последние три дня, как страшный сон.
  - Ваша позиция мне ясна. Скажите мне лучше вот что: каким образом вообще появилась эта картина?
 - Я.. – запнулась Наталия, – стала вдохновительницей.
 Адвокат  засмеялся, но в тот же момент взял себя в руки.
 - Простите. Сами знаете, какое дело. Я, конечно, мало понимаю в живописи, но смелость художника в таком случае вызывает уважение.
  - У вас уважение, а у меня раздражение. Давайте не будем говорить лишнее.
  - Хорошо. Ближе к делу. Расскажите мне об этом как можно подробнее, и я сделаю все, что от меня зависит.
  Наталия стала  рассказывать все с самого начала, забыв о своих первых впечатлениях к своему собеседнику, затрагивала малейшие подробности и не сдерживала себя в эмоциях.
  Николай взял белый лист бумаги, нарисовал на нем таблицу, в которую в процессе беседы вносил неразборчивые короткие заметки.
  - Я так понимаю, ваша следующая цель редакция, что напротив?
  - Конечно. Ведь если я не пойду туда, будет хуже. Прошло уже двадцать восемь часов с того момента, как вышла эта статья. В  Президиуме об этом только и говорят. Нужно пресечь все это. И как можно быстрее.
  - И потом будут говорить… Здесь нужно действовать иначе.
  Николай достал из верхнего ящика стола толстую книгу и положил ее прямо перед Наталией.
  - Хватит этих игр в адвоката, - разозлилась девушка. - Вы хотите чтобы я прочитала весь Уголовный Кодекс Российской Федерации?
  - Нет. Я хочу чтобы вы прочитали статью о праве на неприкосновенность личного облика.  С клеветой и так все ясно.
  - И как мне это поможет?
  - В первую очередь здесь вы жертва слухов, а ваш смелый художник…
  - Он не мой! Я с ним никак не связана! – повысила тон Наталия.
  - Я прочитал о вас в газете. И учитывая, что в ней написано, сказал бы иначе, - осмелился высказать свое мнение адвокат.
 - Ну, знаете ли, - собралась уходить девушка.
 - Вот! - крикнул Николай.
 - Что «вот»? - не поняла Наталия.
 - Вот! Смотрите как вам трудно  меня убедить в том, что вы ко всему этому никак не причастны.  Точно также вам будет трудно убедить и других. А почему?.. Да, потому, что я прочитал интереснейшую статью, - усмехался, – да, еще и с такими захватывающими картинками. И вы думаете опровержение разубедит меня в том, что вы любовники? Нет конечно. Я скажу, откупились… Вы этого хотите? Или вы хотите защитить себя, свое достоинство и достоинство своего супруга, наконец?
  Наталия стояла в недоумении. Адвокат кричал, убеждал, воздействовал эмоционально и уже не важно было игра это или нет, главное, что он говорил правду.
  - Я должна подать в суд? – несмело спросила девушка.
  - Решайте сами как быть.
  - …Нет, я не могу. Я сделаю еще хуже.
  - Подумайте, Наталия. Дело ваше. Только без этого вы от редакции не получите должного признания. Вы можете написать на них жалобу. Они в течение месяца обязаны отреагировать. Но что это даст? У вас ни авторитета, ни связей. Вас никто не будет слушать.
- Подать в суд на редакцию? – рассуждала Наталия.
- А как же художник?
- А разве он виноват?
 Адвокат снова усмехнулся.
- По закону  виноват, - сказал Николай и показал на Уголовный Кодекс.
  Наталия растерялась. В глубине души она понимала, что он  провокатор этой клеветы и должен нести ответственность за свой поступок, но страх за будущее супруга не давал совершить глупость.
  - Артем сын человека, у которого и связи, и авторитет. И потом, он рисовал эту картину безо всякого злого умысла. Шума будет еще больше. Извините, я лучше пойду.
  Девушка взяла сумочку и собралась уходить.
 - А как же вы? – спросил адвокат.
 - Я?
 - Да. Вы. Вас же оклеветали?
 - У меня есть другая идея, Николай. Спасибо за консультацию.
 - И все же, возьмите мою визитку. Если понадобиться помощь, можете обращаться.
   Наталия вышла из здания. День был теплым и солнечным. Она надела солнцезащитные очки и уверенной походкой направилась в редакцию.
  Она шла ровно и быстро, хотелось заплакать, но она сдержалась.
«Цель любой ценой», - думала девушка. - «Хочу посмотреть в глаза этому жалкому журналисту».
  Сердце сжималось от обиды. Стать жертвой чужого вдохновения и так дорого платить…
  Какое же чувствительное счастье. И если бы оно зависело только от одного человека, разве он допустил бы эту боль? Разве отдал бы себя на съедение волкам, голодным, худым, ни о чем не думающим кроме желания получить, наслаждаться, победить в жестокой схватке?
  Наталия постоянно стремилась понять подобные действия: на чем они основаны и для чего эта война. Единственное успокаивало ее: обязательно найдутся порядочные люди и все поймут, а другие потешаться и забудут. Просто нужно пережить.       
  …Только бы любовь осталась.
  О любви она мечтала еще совсем юной. Вдохновлялась одним только словом, и глубоко верила в ее возвышенность и искренность. Да, она была наивна, но умела любить уже тогда, когда одноклассники обсуждали новые джинсы и не стеснялись признаваться в первых поцелуях.
  Наталия была другая. Она могла не говорить и чувствовать. Несколько лет любить одного мальчика и никому в этом не признаться и, дождавшись приятного случая, заглянуть несмело в его глаза и сердцем подать сигнал той самой возвышенной любви. А спустя время танцевать с ним на выпускном вечере, прощать ему то, что у него есть девушка и любить без правил и причин. Ни слова упрека, ни истерик, ни обид, просто «хочу быть с тобой», как в песне, которую все дружно пели в веселой компании  во дворе под ивой. И его слова «прости, ты обязательно будешь счастлива» сыграли самую правильную роль в ее жизни.  Она любила долго, много ждала, и как свободно ей стало тогда, когда она, наконец, освободилась. Ни минуты сожаления, никаких противоречий,  только свобода, легкость и достоинство.
  Когда Наталия встретила Алексея, поверила в счастье.  Богатый, целеустремленный, боготворил ее, обожал; она получила именно то, о чем грезила: отношения, наполненные искренностью и взаимностью.
   Сейчас это счастье горело пламенем ревности и предательства. Больше всего Наталия хотела вернуть все на свои места, разложить аккуратно по полочкам  сшитые усердием  и верностью чувства, словно вещи, в своем уютном доме.  Только в жизни ничего не стоит на месте, время стремительно набирает обороты, а вещи изнашиваются. И трудно противостоять, нужно идти с ним в ногу, принимать участие в контрактах и презентациях, отстаивать свои права и защищать свой дом и семью от проблем и безжалостных обидчиков;  и, может быть, даже всю жизнь. Как родитель боится за свое детище, так и Наталия переживала за любовь Алексея и ни на мгновение не соглашалась быть нелюбимой.
  - Здравствуйте. Я бы хотела поговорить с главным редактором, - сказала Наталия секретарю издательства.
  - Вы записаны?
  - Нет.
  - Сегодня у него не приемный день. Могу записать вас на завтра.
  - Спасибо. Не стоит, - сказала Наталия и направилась в кабинет напротив.
  Секретарша от неожиданности не могла сказать ни слова, а когда собралась с мыслями и решила помешать непредсказуемой гостье, та уже была в кабинете.
  - Добрый день, - сказала несмело Наталия и немного растерялась, когда увидела в кабинете Артема, требующего у редактора объяснений.
  - Вот и отлично. Все в сборе, - грубо сказал редактор.
  - Константин Станиславович, - вошла секретарша, - я объяснила, но…
  - Выйди! – крикнул недовольный начальник.
   Артем, когда увидел Наталию, потерял все слова. Будто замерло время: любимая рядом, все так же божественна и недоступна. И как теперь быть? Что говорить? Любовь снова рисовала в его сердце, скрыть чувства было невозможно...
 
"Мой растревожен день.
 Над сердцем пелена.
 Но выбираю тень
 После глотка вина."  (Н. В. Запольская)
 
 
 
Объявление от WWW.by:
Оптовые продажи замочно-скобяных изделий

Замки, фурнитура

 
Поделиться и подружиться c автором
 
Опрос
Нравится ли Вам творчество Надежды Запольской?
Реклама:
Ритуальные товары и услуги в Минске
Ритуальные товары и услуги в Минске
 
Реклама от WWW.by:
Интернет-магазин Детской одежды секонд хенд

Акции. Распродажи. Скидки до 50%. Детская одежда мировых брендов. Широкий выбор вещей для детей от 0 до 16 лет.

gaiti.by
 
Создайте свой Интернет - магазин

И размещайте тут свою рекламу бесплатно.

www.by/create/shop/
 
Фотограф Алексей Молчан

Услуги профессионального фотографа в минске. Буду рад стать вашим фотографом:)

molchan.photo
 
Объявление от WWW.by:
Интернет-магазин Детской одежды секонд хенд

Акции. Распродажи. Скидки до 50%. Детская одежда мировых брендов. Широкий выбор вещей для детей от 0 до 16 лет.

 
 
Реклама:
 
 
Реклама от WWW.by:
Создайте свой Интернет - магазин

И размещайте тут свою рекламу бесплатно.

www.by/create/shop/
 
Фотограф Алексей Молчан

Услуги профессионального фотографа в минске. Буду рад стать вашим фотографом:)

molchan.photo
 
Пожаловаться на сайт